Постановления, вынесенные в отношении Российской Федерации

Султыгов и другие против Российской Федерации [Sultygov and Others v. Russia] (жалобы №№ 42575/07, 53679/07, 311/08, 424/08, 3375/08, 4560/08, 35569/08, 62220/10, 3222/11, 22257/11, 24744/11 и 36897/11)

Заявители (сорок два человека) утверждали, что представители российских властей несут ответственность за исчезновение восемнадцати их близких родственников в Чеченской Республике и Республике Ингушетия в период с 2000 года по 2005 год. Они также жаловались на отсутствие надлежащего расследования обстоятельств их исчезновения.
Европейский Суд единогласно постановил, что в данном деле российские власти нарушили требования статьи 2 (право на жизнь), 3 (запрещение пыток), 5 (право на свободу и личную неприкосновенность) и 13 (право на эффективное средство правовой защиты) Конвенции, и обязал государство-ответчика выплатить всем заявителям в общей сложности евро в качестве компенсации материального ущерба и 1 080 000 евро в качестве компенсации морального вреда.

Косумова против Российской Федерации 
[Kosumova v. Russia] (жалоба № 2527/09)

Заявительница утверждала, что российские власти несут ответственность за гибель ее дочери в результате минометного обстрела в 2003 году в Чеченской Республике. Она также жаловалась на отсутствие надлежащего расследования обстоятельств причинения смерти ее дочери.
Европейский Суд единогласно постановил, что в данном деле российские власти, не нарушив требований статьи 2 Конвенции (право на жизнь) в связи с причинением смерти дочери заявительницы, допустили нарушение требований данной статьи в отношении расследования обстоятельств причинения смерти, и обязал государство-ответчика выплатить сыну заявительницы евро в качестве компенсации морального вреда.

Бобров против Российской Федерации 
[Bobrov v. Russia] (жалоба № 33856/05)

Заявитель, проживающий в Самарской области, утверждал, что был избит сотрудниками милиции после задержания.
Европейский Суд единогласно постановил, что в данном деле российские власти нарушили процедурные и материальные требования статьи 3 Конвенции (запрещение пыток).

Карсакова против Российской Федерации 
[Karsakova v. Russia] (жалоба № 1157/10)

Заявительница, проживавшая в Республике Башкортостан, жаловалась на неоказание медицинской помощи ее брату во время его нахождения в изоляторе временного содержания, а также на отсутствие надлежащего расследования обстоятельств наступившей в изоляторе смерти.
Европейский Суд единогласно постановил, что в данном деле российские власти нарушили материальные и процессуальные требования статьи 2 Конвенции (право на жизнь), и обязал государство-ответчика выплатить заявительнице 25000 евро в качестве компенсации морального вреда.

Беленко против Российской Федерации 
[Belenko v. Russia] (жалоба № 25435/06)

Заявительница, проживавшая в Новосибирской области, утверждала, что власти Российской Феде- рации несут ответственность за смерть ее дочери, наступившей в психиатрической больнице, а также за непроведение надлежащего расследования обстоятельств смерти.
Европейский Суд единогласно постановил, что в данном деле власти Российской Федерации нарушили только процессуальные требования статьи 2 Конвенции (право на жизнь), и обязал государство-ответчика выплатить заявительнице 15 000 евро в качестве компенсации морального вреда.________________
Источник: http://echr.today

Да 11 11

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: Суховеев Андрей

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: «Бюллетень Европейского Суда по правам человека: Прецеденты Европейского Суда по правам человека N 5/2015» 2 звезд из 5 на основе 11 оценок.

Похожие публикации